Дмитрий Симанский: борьба с МАФами - это рэкет под вывеской государства

14.07.2015 19:09 | Теги: Бизнес, Власть, Киев, Симанский

Директор по стратегиям компании PR House Дмитрий Симанский отвечает на вопросы "Радио Проминь".

– За или против мафов на улицах наших городов?

– Этот референдум уже состоялся.

– Референдум?

– Миллионы киевлян сказали мафам «да». Если бы этого выразительного «да» не было, то и мафов не было бы.

– А когда это произошло?

– Это каждый день происходит. Каждая покупка в мафе, каждый стакан кофе, выпитый в мобильных кофейнях – это референдум. И люди голосуют не бюллетенями, а своими собственными деньгами. Деньгами, тяжело заработанными, деньгами, которые они именно так решают потратить. У этих людей есть альтернатива: они могут добрести два километра пешком до супермаркета и купить то же самое дороже, а могут сделать два шага до этого мафа, или выходя из метро пройти мимо этого мафа и купить там то, что им нужно. Тут даже дискутировать не о чем, это все выдумки.

– Но война с мафами продолжается. Как это связать между собой? То есть люди за, а война продолжается?

– Потому что огромное количество чиновников, политиков годами кормятся на бизнесе как таковом. Грабя этот бизнес, создавая коррупционные препятствия тому, чтобы этот бизнес существовал. Все эти люди никуда не исчезли полтора года назад, они остались. В киевской власти они цветут и пахнут. Они и дальше хотят определять, в какой цвет маф красить, где ему стоять, с какого часа по какой торговать, какие товары продавать и прочее, прочее, прочее... Это на самом деле все рэкет. Давайте называть вещи своими именами. Рэкет под вывеской государства, под вывеской власти. Ответственные политики никогда не будут думать о каких-то внешних эффектах. Они сначала людей накормят, а потом начнут заботиться, как они говорят, об эстетике киевских улиц. Когда строили огромные массивы вроде Троещины, строили по советским лекалам. В этих массивах торговли не предусмотрено. На эти огромные жилые массивы предусмотрены 2-3 пристроенных магазина типа «Гастроном» – и как хочешь, так и скупайся.

– Тогда у меня еще один вопрос. Как по поводу той информации, что владельцы этих мафов – бывшие милиционеры, СБУшники, экс-сотрудники прокуратуры, которые также не спешат наполнять бюджет города, а решают свои проблемы, имея соответствующие документы?

– Давайте разделим этот вопрос на несколько вопросов. Есть ли среди людей, которые обладают мафами, действующие или бывшие чиновники? Да, конечно. Жванецкий говорил: «Если ты что-то охраняешь, ты с этого имеешь», – правильно? Как только украинский чиновник начинает о чем-то заботиться, это означает, что украинский чиновник хочет от этого украсть. Понимаете? Только украинский чиновник начинает что-то регулировать, это означает, что он хочет, чтобы ему занесли, или принесли, или отплатили, или дали долю в этом бизнесе, или еще что-нибудь. Без этого понимания мы дальше можем не дискутировать. Вполне очевидно, что какую-то часть киевского малого бизнеса – так называемых мафов – контролируют действующие или бывшие чиновники и политики Киева. Здесь вопросов нет. Следующий вопрос – работают ли они в правовом поле? Ответ – нет, потому что правового поля не существует. Потому что существует 3 584 различные постановления, которые часто противоречат друг другу, которые невозможно выполнить, невозможно собрать все необходимые документы, в конце концов, тот или иной чиновник может бесконечный период времени решать – давать ему разрешение или не давать, копаться ему или не копаться. Понимаете?

– Давайте вернемся к нашему конкретному вопросу. Все же, мешают мафы на улицах нашим гражданам?

– Мешал гражданам Украины Янукович? Мешал. Что сделали граждане Украины? Выбросили его, как мусор.

– Но сколько ждали!

– Еще раз. Если что-то людям серьезно мешает, люди не то что не будут терпеть это, они просто сделают так, чтобы этого не было. Любой бизнес – от транснациональных корпораций до мафа на Троещине – существует потому, что он удовлетворяет спрос, который существует на эту услугу. Или на торговлю, или на бытовые услуги, я не знаю, на что. Любые вещи, которые можно купить, возникли потому, что есть спрос.

– Хочется послушать мнения наших слушателей. Добрый день. Мешают конкретно вам малые архитектурные формы?

Слушательница: – Мне конкретно мешают. Но я считаю, что супермаркеты – это у нас такие магазины недельной закупки. То есть раз в неделю люди съезжаются, особенно те, у кого есть машины, и затариваются на всю неделю. Я скажу, что я бы не ездила в эти супермаркеты, если бы мне не просто убрали те мафы, которые действительно мешают, в которых не могут обеспечить санитарные нормы для торговли, а чтобы мне вернули... Вот вы сказали – советская застройка. Я выросла в Киеве при советской застройке. У нас был овощной магазинчик, хлебный магазинчик, молочный, у нас был гастроном. И это были магазины шаговой досягаемости. Мне не надо было хлебом затариваться на неделю, потому что мне до супермаркета идти далеко, а стареньким бабушкам – так вообще. Поэтому я считаю, что надо не просто сносить мафы, а надо их заменять магазинами на первых этажах домов, и тогда всем будет хорошо – и тем, кто покупает, и тем, кто продает, и все санитарные нормы будут соблюдены.

– Мы поняли ваше мнение. Можете послушать, как чешутся руки у нашего гостя.

Д.С.: – Я двумя руками, ногами и чем угодно поддерживаю мнение нашей слушательницы о том, что надо открывать магазины на первых этажах жилой застройки. Чудесно. Сколько наша слушательница готова инвестировать своих собственных денег в то, чтобы, например, переделать проекты этих жилых домов, чтобы оборудовать там помещения согласно с санитарными нормами, правилами, предписаниями торговли? Нужны инвестиции для того, чтобы обеспечить логистику, правильно? Надо закупить товар и привезти его, надо заплатить зарплату сотрудникам – это огромный комплекс бизнес-решений и крупных инвестиционных средств. Кто это сделает? Возможно ли это сделать? К чему эта дискуссия? Современная застройка в Киеве не предусматривает ничего, там можно строить только жилые дома. Это все застройщики и делают. Там нет парков, детских площадок, площадок для выгула животных – нет ничего для того, чтобы это было.

Слушательница 2, Наташа: – Знаете, когда ты выходишь из троллейбуса, и носом в эту шаурму... А на Лукьяновке был семейный бизнес. Он абсолютно никому не мешал. Многодетная семья торговала молочными продуктами. Это во-первых. Во-вторых, есть решение: поставить этот маф на колеса. Они сегодня на этом месте, завтра они переехали на другую улицу. И есть такие мафы, где люди трудятся, покупают колбасу, а он (владелец – ред.) – бывший прокурор. И ты купил, отравился и бывай здоров.

Д.С.: – Можно я про колеса? Я вчера вечером встречался с руководителями ассоциации этого мобильного бизнеса. В конце мая наш прекрасный, феерический Киевсовет принял решение, которое фактически не допускает в большей части города любую торговлю на колесах. Любую. Например, в центральной части города они отвели аж 30 мест, где теоретически можно поставить кофейню на колесах. В этой ассоциации – более чем 1,5 тысячи мобильных кофеен – это тысячи рабочих мест. Это миллионы месячного оборота. Это сотни, тысячи и миллионы платежей в государственный бюджет, в местные бюджеты. Это циничное убийство бизнеса, понимаете? Каждого из нас с вами лишают возможности купить кофе за приемлемую цену. Нас загоняют в дорогую кофейню на Крещатике – покупай за 40 гривен этот кофе, вместо того, чтобы выпить его за 10 или 15 гривен, в конце концов. Понимаете, что делают наши прекрасные депутаты?

– Причем, насчет санитарных норм, я гораздо больше буду доверять кофе, где есть кипяток и нет скоропортящихся продуктов, чем той же шаурме, которая стоит – они же не передвижные. Давайте послушаем еще мнения.

Слушательница 3: – Здравствуйте. Во-первых, она стоит, а во-вторых, где они руки моют и куда в туалет ходят? Вот я живу в Дарницком районе, у нас был магазин – «Шины» мы его называли, там шины для машин продавали, на первом этаже. Потом гастрономчик маленький сделали, туда все бегали, там все было – и колбаса, и молоко, и хлеб. Потом он долго не работал, а теперь там открыли «Водочные изделия», и там собирается молодежь, каждый день они стоят там, курят, матерятся, бомжи возле них тусуются. Я думала, что там все же будут социальный хлеб продавать. А они такое добро нам сделали. И я хочу еще сказать о тех мафах. Во-первых, вы посмотрите, сколько они платят за электроэнергию? И кому? Они воруют ее! И что они там продают такого необходимого для людей? Молоко, хлеб, овощи, сигареты, пиво, жвачки, чипсы – это такое, без чего можно обойтись. Так вот я хочу спросить у вас, уважаемый: сколько у вас лично тех мафов, что вы их так защищаете?

– Наша слушательница затронула вопрос потребления электроэнергии. Поэтому, собственно, «Киевэнерго» оценивает свои ежегодные потери из-за незаконных подключений мафов в 600 тысяч кВт/ч, что эквивалентно около 1 млн грн. По данным КГГА, сейчас в столице насчитывается около 20 тысяч мафов, работающих с нарушениями законодательства. По состоянию на 1 июня 2015 года договорные отношения с «Киевэнерго» оформили владельцы лишь около 500 мафов. Об этом говорится в сообщении «Киевэнерго». А мы возвращаемся к вопросу, который задала наша слушательница. Вы в начале этой темы сказали о том, что каждый, кто охраняет, имеет какой-то определенный доход. Так сколько у вас мафов?

– У меня ни одного мафа...

– С грустью сказал Дмитрий.

– И это не то, чем я горжусь. У меня другой бизнес, я совладелец другого бизнеса. Я тоже бизнесмен, и я хорошо понимаю, что такое зарабатывать деньги, что такое создавать рабочие места, платить налоги. Вопрос здесь не в том. Если нашей слушательнице не нужны чипсы, то они нужны другим людям, которые эти чипсы покупают. Пусть эта наша слушательница и все другие наши слушатели задумаются: продажа чипсов не возникает потому, что это хочется продавцу. Это фундаментальная история. Чипсы продают тогда, когда это нужно покупателям. Если бы это не было нужно покупателям, чипсы бы не продавали. Мы живем не в Северной Корее, не в Советском союзе, когда какой-то чиновник диктует, какие чипсы по каким ценам когда и как продавать. Это все, слава богу, диктуют потребители. Рынок диктует. Рынок хочет, чтобы здесь продавали чипсы – значит, чипсы здесь будут продаваться. Кофе будет продаваться, водка будет продаваться, потому что люди их потребляют. Это не вопрос дискуссии. Вопрос дискуссии заключается в том, чтобы нормировать все так, чтобы это было выгодно всем: и тем бизнесменам, которые этот бизнес создают, и работникам, и тем людям, которые потребляют эти услуги, и местному бюджету. Мы сейчас дискутируем о том, сколько мафы задолжали «Киевэнерго». А давайте подумаем: может, вообще предоставлять им эту энергию бесплатно? Учитывая огромную социальную функцию трудоустройства в это фантастически кризисное для экономики страны время. Когда средняя зарплата в Украине в 4 раза меньше, чем в Китае, например, о чем мы сейчас дискутируем? Каждому бизнесмену, который создал рабочее место, надо давать орден Ярослава Мудрого, а не придумывать вещи, которые отягощают его жизнь.

– Такая досадная история произошла во время сноса одного мафа, когда женщина едва не покончила жизнь самоубийством. Женщина, которая работала в этом мафе, выкарабкалась на кран, который хотел снести маф, и угрожала, что покончит с жизнью. Люди обороняются. Но у меня вопрос другой. Мафы нужны. Действительно, это удобно, особенно для тех, кто спешит, кому некогда тратить время на закупки. Они (мафы – ред.) в большинстве своем, я так понимаю, работают вне правового поля. Так нельзя ли их не сносить и не отдавать эту землю кому-то другому, а – это уже, наверное, вопрос к власти – нельзя ли просто ввести их в правовое поле и пусть работают?

Д.С.: – Если вчера вечером я встречался с представителями мобильных кофеен, то утром я говорил с бизнесменами, которые работают в Подольском районе. Они смогли договориться, и начинают серьезную кампанию: разноцветные разношерстные мафы, как это сказать, «очеловечивают», делают более-менее в едином стандарте, оставляют их в большинстве на своих местах, но так, чтобы не мешать пешеходам и транспорту, оставляют предыдущим владельцам, нормируют... И этот процесс уже начался. Те киевляне, которые хотят за этим понаблюдать, пусть прямо сейчас идут на улицу Братскую, например, и посмотрят, как это все делается. Это можно сделать, если есть добрая воля местной власти. Если коррупционеры-чиновники не хотят только зарабатывать на взятках или, говоря языком бизнеса, «перебивать крышу», тогда все будет нормально, все останутся довольными.

– У нас есть еще слушатели. Добрый день.

Слушательница 4, Татьяна из Киева. – Я полностью согласна с выступающим. Конечно, все зависит от того, как рассуждают чиновники. Думают ли они о людях или о своем кошельке. На Лукьяновке убрали перед метро некоторые киоски. Прекрасно. Потому что выйдешь из метро – остановка, эти мафы, люди, очереди... То есть выходишь – и в стену. Конечно, необходимо за этими вещами смотреть. Но люди, которые работают в этих киосках – это заработная плата людей, многих семей. Согласна стопроцентно. Где чиновники? Пусть они жеще контролируют санитарное состояние вокруг этих киосков, их внешний вид, и все сделают для людей.

– То есть вы хотите, чтобы мафы были под контролем?

Слушательница 4: – Конечно. Чтобы было с мыслью «все для людей». У нас тут стоит киоскер. Он говорит, что это невозможно. Уже такие оброки налагают, что, говорит, надо просто закрываться. Нормальный киоск. Когда вечером нет хлеба – выбежал, купил, нормально – пусть стоит. Он там клумбы посадил, с ним поговоришь – отдохнешь душой. Понимаете? Если все это – для людей. А то проходишь – не убирается, урны нет. Где чиновники? Наложите штраф, чтобы эти бизнесмены боялись, и люди будут работать.